Как бороться с богохульными мыслями

Распространяйте любовь

Святой новомученик Кронид (в миру Константин Петрович Любимов) родился в 1859 году в селе Левкиево Волоколамского уезда Московской губернии. В 1915 году архимандрит Кронид был назначен настоятелем Троице-Сергиевой лавры, оставаясь на этой должности до 1920 года, когда она была закрыта большевиками.

Затем архимандрит Кронид семнадцать лет прожил в Загорске (известном до и после коммунистического периода как Сергиев Посад, город, окружающий Лавру), в течение которого он продолжал служить фактическим настоятелем монашеского братства. Архимандрит Кронид был арестован в ноябре 1937 года, к тому времени он ослеп, и заключен в тюрьму на Таганке в Москве. Его судили вместе с пятнадцатью людьми, десять из которых были монахами Лавры. Обвиненные в “контрреволюционной деятельности” одиннадцать человек были расстреляны, а четверо приговорены к десяти годам каторжных работ. На вопрос о том, как он относится к советской власти, он ответил: “Я по убеждениям монархист, последователь Истинной Православной Церкви, и я признаю существующую советскую власть как верующий: она была послана народу как испытание веры в Божий Промысел”. Отец. Кронид был осужден как “лидер контрреволюционной монархической группы монахов и духовенства”. Он был расстрелян в Бутово и похоронен в братской могиле.

Архимандрит Кронид был причислен Московским Патриархатом к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских в августе 2000 года.

Ниже приводится замечательный, вдохновляющий и мужественный рассказ святого Кронида из первых рук о его борьбе с богохульными мыслями и отчаянием, которое пришло с ними:

Однажды вечером, когда я стоял в церкви св. Зосимы и Савватия во время Всенощного бдения, ужасные, ужасные мысли о неверии, сомнении и богохульстве внезапно и неожиданно появились в моей голове, как молния. Это произошло так быстро и внезапно, что они, как молнии, обожгли меня адским огнем. Затем такие мысли потоком хлынули в мое сознание. Я онемел от страха и ужаса. Что-то неописуемое и непостижимое, ужасное и странное произошло в моей душе. Эти мысли не покидали меня и после того, как я пошел из церкви в свою келью. Эти страдания действительно были не земными, а адскими. Я был лишен еды и сна. Затем прошли дни, недели, месяцы; прошел год, два, три, четыре, но эти адские мысли продолжали непроизвольно возникать, продолжая преследовать меня. Я не мог найти места, где можно было бы избавиться от тоски и печали; я, грешник, в своем отчаянии даже просил Господа о смерти.

Эта ментальная война была неописуемо трудной. Представьте состояние человека в битве, когда внутри вас два мира: один мир светлый, веры и надежды на Бога и жгучего желания спасения; а другой – мир тьмы, внушающий только разрушительные и богохульные мысли и неверие. Эта невыносимая война посетила меня особенно во время совершения Божественной Литургии. Стоя у Божьего Алтаря перед Святая Святых и произнося молитву о действии Святого Духа для освящения Святых Даров, я в тот же самый момент продолжал мысленно одолеваться оскверненными мыслями неверия и сомнения. Поэтому мои слезы раскаяния не знали границ. Даже иеродиакон Ионафан, который сослужил мне, видя, как горько я плакал, счел меня помешанным. Он, конечно, думал так по незнанию. Он не знал, что происходило в глубине моей души.

Моим единственным утешением и радостью было в свободные минуты открывать книгу “Жития святых” и читать о Нифонте, кипрском чудотворце, которого мучили подобные мысли в течение четырех лет. Разрушительные мысли атаковали меня с особой силой в двенадцать Великих праздничных дней. Мои нервы сдали от всего этого, и мысли об отчаянии и депрессии преследуют меня повсюду. Потеряв контроль над собой, я был вынужден прятать от себя ножи, вилки, веревку и все другие предметы и оружие, которые могли быть использованы для самоубийства. Мне не хватает слов, чтобы описать все, и слезы ужаса, и страдания, которые я пережил. Были моменты ночью, когда я не мог взять себя в руки и выбегал из своей кельи, шел в собор и бегал вокруг него, рыдая, не в силах дождаться той минуты, когда собор откроется и я смогу выплакать свое горе и невыносимые трудности у мощей Св.Сергий.

Сейчас я вспоминаю слова одного подвижника: “Ищите себе Старца и наставника не столько по святости, сколько по опыту духовной жизни”. В первую очередь я смог проверить этот совет на себе. Когда в своих великих страданиях я обратился к одному духовно уважаемому человеку и рассказал ему о своем душевном горе, он выслушал и сказал: “Что с тобой не так? Да пребудет с вами Господь, как вы можете поддаваться таким мыслям?” Я ушел, непонятый им, ни живой, ни мертвый от отчаянной скорби. Я не спал всю ночь. Утром, как только я встал на ноги, я пошел, в соответствии со своими обязанностями, на урок рисования, и по дороге наткнулся на руководителя студии живописи иеромонаха Михея. Увидев меня расстроенным, он вскрикнул от удивления:

“Отец Кронид! Что с тобой не так? Ты неузнаваем! У вашего лица особый страдальческий вид, полный скорби, невольно выражающий ваше духовное страдание. Говори, что с тобой не так?”

Затем я рассказал ему обо всех своих внутренних печалях и мыслях. Он слушал со слезами на глазах, с особым чувством сострадания и христианской любви, как будто он сам переносил эти страдания вместе со мной. Он сказал:

“Расслабьтесь, отец Кронид. Эта великая война, этот невыносимый враг случается со многими людьми. Мы не первые. Многие, очень многие страдают от этого. Я сам страдал от этой войны в течение семи лет и дошел до такого состояния, что однажды, идя в Успенский собор на вечерню, я даже не мог там оставаться из-за мыслей о неверии и богохульстве. Выбежав из церкви, я направился в келью моего духовного отца, иеромонаха Авраамия, все время дрожа и не в силах говорить. Старейшина несколько раз спрашивал меня: ‘Что с тобой не так? Что с тобой не так? Скажи мне’. После долгих слез все, что я могла сказать, было: “Батюшка, я погибаю!’ Тогда Старец сказал мне: ‘Ты не наслаждаешься этими мыслями и не радуешься им, не так ли? Почему ты так невыносимо встревожен? Расслабься! Господь видит ваше духовное мученичество, и Он поможет вам во всем. ’ Затем он прочитал надо мной молитву об отпущении грехов, благословил меня и отпустил с миром, и с того дня, с Божьей помощью, они полностью исчезли. Они иногда появляются, но я не обращаю на них внимания, и они исчезают, и я быстро успокаиваюсь ”.

Слова отца Мики были подобны драгоценному бальзаму, пролитому на мою душу, и с того времени я получил значительное ослабление этой ментальной войны.

Как мы знаем из его жизни, отец Кронид не только пережил этот натиск того, что сегодня мы могли бы назвать глубокой депрессией, но и ушел из этой жизни с венцом мученичества. Пусть его святой пример терпения и долготерпения послужит для ободрения и укрепления всех нас!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.