Православная церковь в Корее

Распространяйте любовь

Православная Церковь находится уже во втором столетии своего присутствия в Корее. С момента своего официального основания в 1900 году и по сей день она прошла через множество этапов подъема и упадка, приключений и великих благословений. На ее исторический путь оказали большое влияние последовательные национальные трудности, а также международные политические события.

Цель настоящего исследования – представить различные исторические этапы развития Корейской Церкви, чтобы предложить читателю возможность познакомиться с малоизвестной стороной миссионерской деятельности Православной Церкви на Дальнем Востоке.

Точный и независимый отчет об истории православной миссии в Корее не может быть полным без тщательного изучения архивов Московского Патриархата, Вселенского Константинопольского Патриархата и Православной Митрополии Кореи. Эта статья основана, прямо или косвенно, на этих трех основных источниках. Кроме того, принимаются во внимание устные свидетельства выживших, потомков первых корейских православных верующих.

Хотя ограниченный объем этой статьи не позволяет подробно описать события последних 115 лет, будет предпринята попытка со всей возможной краткостью представить – кратко и честно – вовлеченных людей и события всего изучаемого периода. Также будет особое упоминание православной диаспоры в Корее.

НАЧАЛО

Идея открыть православную миссию в Корее исходила от секретаря российской дипломатической миссии в Сеуле Николая Алексеевича Свищи. Весной 1889 года Свиши направил своему начальству подробный меморандум, в котором убедительно предложил создать Русскую православную миссию в Корее. Предложение Свиши было встречено с большим вниманием, и оно, наконец, было реализовано примерно десять лет спустя. Таким образом, работа православного свидетельства на Корейском полуострове официально началась Русской Православной церковью в 1900 году. Теоретически миссионерская деятельность Русской Православной Церкви продолжалась до 1949 года, однако на практике она задолго до этого прекратила оказывать помощь корейской пастве из-за трудностей, вызванных Русской революцией 1917 года. В 1955 году, по просьбе корейских православных верующих, Вселенский Патриархат взял Православную Церковь Кореи под свою пастырскую опеку, и эта забота не ослабевает до настоящего времени. Основными историческими событиями жизни Православной Церкви в Корее, находящимися под различными православными церковными юрисдикциями, являются следующие:
ПРАВОСЛАВНАЯ МИССИЯ В КОРЕЕ ПРИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
При митрополии Санкт-Петербурга.
2 июля 1897 года Священный Синод Православной Церкви России[3] на основании предыдущего решения царя Николая II от 20 июня 1897 года основал в Корее “Русскую православную миссию” (решение № 2195), целью которой было “служить религиозным нуждамправославные русские, жившие в Корее, и возможное распространение святой православной веры среди коренного языческого населения”. Согласно этому решению, русская миссия в Корее будет церковно принадлежать епископству Санкт-Петербурга, а Царский фонд будет оказывать всю финансовую поддержку. 9 октября 1897 года Священный Синод избрал священномученика Амвросия Гудко (1867-1917 / 18) главой Православной миссии в Корее, даровав ему сан архимандрита.В состав первой миссионерской группы, которую Синод Русской Православной Церкви решил направить в Корею, помимо архимандрита Амвросия, входили диакон Николай Алексеев и певчий по имени А. Красин. Тем не менее, из-за трудностей они не смогли получить визу в Корею и поэтому остались в провинции Уссури, ожидая разрешения на въезд в Корею. Позже Священный Синод был вынужден отменить назначение архимандрита Амвросия из-за проблем, возникших в Новокиевске между архимандритом Амвросием и военными чиновниками военного полка, который там обосновался. Два года спустя, в 1899 году, в Сеул прибыл диакон Николай Алексеев (1869-1952). Он был первым русским миссионером, прибывшим в Корею, привезшим с собой облачения, богослужебные книги, иконы и различные другие священные предметы.

В январе 1900 года архимандрит Хрисанф Щетковский (1869-1906)[11], назначенный Русской Православной Церковью новым главой Православной миссии, прибыл в Корею, заменив архимандрита Амвросия Гкудко, который ранее был назначен главой Корейской миссии 9 октября 1897 года. 17 февраля 1900 года в соответствующим образом украшенном зале Российского консульства в Сеуле, в день памяти святого мученика Феодора Тирона, была отслужена первая Божественная литургия и освящена временная часовня, посвященная святому Николаю. Таким образом, 17 февраля 1900 года считается “днем рождения” Корейской православной церкви.

С момента своего прибытия в Сеул главной заботой архимандрита Хрисанфа было строительство православного храма. Тем не менее, несмотря на все его усилия, никакого строительства не произошло. По этой причине о. Хрисанф был вынужден в 1903 году построить временную часовню в одном из школьных зданий, которые ему удалось построить. Это здание, наряду с другим жилым комплексом, в котором размещался персонал миссии, было возведено на участке, прилегающем к российским дипломатическим представительствам в Чон-Донге, в самом центре Сеула. Церковь Святого Николая была освящена архимандритом Хрисанфом 17 апреля 1903 года. Однако в следующем году работа Миссии была прервана на два года после победы японцев в русско-японской войне (1904-1905). В то время все русские вместе со всеми миссионерами были изгнаны из Кореи. Миссионерская деятельность возобновилась в 1906 году с новым главой Миссии, архимандритом Павлом Ивановским (1874-1919).

Как сообщил архимандрит Феодосий, архимандрит Павел Ивановский прибыл в Сеул вместе со своими четырьмя помощниками: иеромонахом Владимиром Скризалиным, диаконом Варфоломеем Селезневым, который только что вернулся из православной миссии в Маньчжурии, послушником монахом Феодором Переваловым, который будет служить кантором и регентом, иучитель Константин Зигфрид. Вскоре после этого прибыли другие миссионеры, такие как братья Константин и Николай Пирожковы, которые были направлены Владивостокской архиепархией с конкретной миссией петь в церкви и помогать в катехизической работе. Первыми, кто прибыл в Сеул 14 августа 1906 года, были архимандрит Павел, диакон Варфоломей и двое молодых россиян, а вскоре за ними последовали и другие. Таким образом, в начале 1907 года миссия в Корее работала с относительно полным штатом сотрудников.

За это время архимандрит Павел Ивановский добился больших успехов благодаря своей харизматической личности и благочестивому рвению к православной миссии в Корее. Среди его наиболее важных достижений – распространение миссионерской деятельности в провинциях, функционирование миссионерских школ и перевод богослужебных книг на корейский язык. Он также положил на музыку все переведенные гимны и создал церковный хор.

При Владивостокской епархии

Согласно решению Священного Синода Русской Православной Церкви, ответственность за миссионерскую работу в Корее была возложена епископом Владивостока епископом Санкт-Петербурга в 1908 году.

В 1911 году Джон Кан-Так (1877-1939), который ранее служил учителем в миссионерской школе, был рукоположен в сан диакона. Он был первым корейским православным членом духовенства.. Впоследствии диакон Иоанн был рукоположен в священники в 1912 году. Вскоре после этого, в 1918 году, он оставил Миссию в Корее и отправился в Харбин, где служил в местной церкви до своей смерти в 1939 году.

В 1912 году архимандрит Павел Ивановский был избран Священным Синодом Русской Церкви епископом-помощником архиепископа Владивостокского с титулом Никольского-Уссурийского. Его сменил архимандрит Иринарх Семанофский (1873-1923), который был назначен главой Миссии в Корее. В свое время Лука Ким Хи Джун (1882-1929), кореец, имевший российское гражданство, был рукоположен в сан диакона 11 августа 1913 года архиепископом Владивостокским и Камчатским Евсевием. Лука был учителем в православной миссионерской школе. Работа архимандрита Иринарха (1912-1914) в Миссии в Корее закончилась очень быстро, без каких-либо существенных результатов.

После архимандрита Иринарха ответственность за православную миссию в Корее взял на себя священномученик Владимир Скрижалин (1914-1917). Хотя Владимир находился в Корее с 1906 года и имел значительный опыт миссионерской работы, ему не были доверены полномочия главы Миссии. Это разочаровало его, потому что, хотя он взял на себя все обязанности руководителя, ему не было предоставлено никаких прав или привилегий для выполнения своих обязанностей. В результате он действовал только в рамках решений и распоряжений епископа Никольско-Уссурийского Павла, который сохранил за собой полномочия по миссионерской работе.

В 1917 году священномученик Палладий Селецкий (1917) был назначен главой миссии в Корее. Его короткое пребывание в Корее (три с половиной месяца) было отмечено закрытием миссионерских школ, увольнением корейских учителей и несправедливой кампанией некоторых корейских православных мирян против невинного епископа Владивостокского Никольско-Уссурийского Павла (который руководил православной миссией в Корее), в которойв какой-то степени он сам участвовал.

В 1917 году главой Миссии в Корее был назначен иеромонах Феодосий Перевалов (1917-1930).Он занимал эту должность до 1930 года, когда ушел в отставку по состоянию здоровья и уехал в Токио.

Пребывание отца Феодосия на посту главы Православной миссии в Корее пришлось на очень критический период, связанный с Русской революцией 1917 года. Страдающий Московский Патриархат вместе с архиепископом Владивостокским, под юрисдикцией которого находилась православная община Святого Николая в Сеуле, больше не имел никакой связи с Кореей и не мог оказывать никакой поддержки, как это было ранее в течение первых двух десятилетий ее основания. Из-за нехватки финансовых ресурсов они не только не могли содержать оплачиваемых учителей, катехизаторов и служащих для нужд Миссии, но и самим миссионерам было трудно удовлетворять свои жизненные потребности. В письме архиепископу Владивостокскому Евсевию, который в то время находился в Москве в качестве члена Священного Синода Русской Церкви, отец Феодосий живо описывает трудности существующей ситуации. Это письмо стало основной причиной перевода Миссии из юрисдикции церковной власти Владивостока в юрисдикцию Русской православной архиепархии Токио.

При Токийской архиепархии

Архиепископ Владивостокский Евсевий передал это письмо иеромонаха Феодосия Московскому Патриарху Тихону, а тот, в свою очередь, передал его Священному Синоду. 4 ноября 1921 года Священный Синод единогласно принял решение (решение № 1571) по предложению Патриарха передать Православную миссию в Сеуле под юрисдикцию русского архиепископа Токийского Сергия Тихомирова, который был ближайшим православным епископом в Корее, при этом Корейская Церковь сохранила своюпредыдущий независимый статус. Это решение должно было вступить в силу в тот день, когда Миссия получит официальное уведомление, что произошло 16 января 1922 года.

С 1931 по 1936 год православную миссию в Корее возглавлял архимандрит Александр Чистяков (1931-1936)[27], служивший в Маньчжурии. В 1936 году он подал прошение об отставке архиепископу Токийскому Сергию и покинул Корею.

Во времена архимандрита Александра была предпринята попытка вмешаться в церковный статус Русской православной миссии, скорее всего, из-за духовной связи, которая была создана между Миссией и церковной провинцией Харбин в Маньчжурии. 7 ноября 1933 года Священный Синод “трамонтанского российского высшего церковного управления” поручил надзор за Русской православной миссией в Сеуле епископу Камчатскому Нестору Анисимову, который принадлежал к “трамонтанской администрации” и получил титул архиепископа. 13 апреля 1934 года он решил изменить название епископской кафедры Нестора, который жил в Харбине, на “Камчатско-Сеульскую”, тем самым поставив под сомнение юрисдикцию митрополита Токийского не только в отношении православной миссии там, но и в Корее. Этим решением Нестору было поручено руководство миссионерской работой, проводимой в северной части Кореи, которую до тех пор возглавлял архиепископ Харбинский и Маньчжурский Мелетий.

Епископ Нестор испытывал ужасные чувства к митрополиту Сергию (который принадлежал к иерархии Русской Церкви, которая назначила его епископом Токийским и остался верен Московскому Патриархату), потому что он председательствовал при его рукоположении (1916) в качестве епископа Камчатского, помощника губернатора Владивостокской области, и поддерживал дружеские отношения с митрополитом Сергием.отношения с ним. Епископ Нестор даже посылал Сергию письма, пытаясь оправдаться и прося прощения. Однако под давлением прелатов, участвовавших в Синоде в Карловцах, епископ Нестор потребовал руководства православной миссией в Корее. В конечном счете, однако, он не был принят в Корее, и православная миссия осталась под юрисдикцией митрополита Токийского.

“Трамонтанское высшее русское церковное управление” еще в 1925 году начало миссионерскую деятельность в северных провинциях Кореи, посылая из Харбина миссионеров для проповеди Евангелия, а в соседней деревне, недалеко от китайско-корейской границы, он построил церковь для русских иммигрантов, прибывших в Корею из Маньчжурии. Среди этих миссионеров был Павел Афанасьев, который служил в Православной миссии в Корее (1915-1918) в качестве кантора и отправился в Северную Корею в качестве независимого миссионера. К 1929 году он обратил в православие 120 корейцев Пхеняна. По благословению архиепископа Харбинского Мелетия Афанасий основал в 1931 году миссионерскую станцию в Пхеняне и за два года сумел катехизировать и обратить в православную веру более 450 корейцев, из которых 50 были активными прихожанами. Отец Павел Афанасьев принял монашеский постриг от Мелетия и в мае 1933 года был рукоположен в сан иеромонаха. Он построил частную часовню в Пхенчхане, чтобы обслуживать нужды небольшой паствы. Никакой дополнительной информации о деятельности о. Павла Афанасьева после 1939 года не существует.

По словам о. Дионисия Поздяева, в 1936 году православная миссия в Сеуле сочла целесообразным построить православную часовню у реки Обой в Северной Корее,[34] предположительно, чтобы предотвратить или воспрепятствовать расширению деятельности миссионеров “Трамонтанского российского высшего церковного управления” в северной части Северной Кореи.полуостров.

В 1932 году корейский кантор Алексий Ким И Хан (1895-1950) был рукоположен в сан диакона архиепископом Токийским Сергием Тихомировым, который тем временем был возведен в сан митрополита Московским Патриархатом.

В эти очень критические годы из-за политических условий в России связь Московского Патриархата с Кореей практически отсутствовала.

В 1936 году священномученик Поликарп Приймак (1936-1949) прибыл в Корею, чтобы начать служение в качестве главы православной миссии. Он был последним русским миссионером в Корее. Он служил до 29 июня 1949 года, когда был арестован корейской полицией по обвинению в том, что он был советским агентом, и был выслан вместе со своей матерью. Таким образом, первый период православной миссии в Корее под юрисдикцией Московского Патриархата подошел к концу.
Дата 25 июня 1950 года ознаменовала начало Корейской войны (25/6 /1950- 27/ 7/1953). Православные корейские верующие, как и большинство их соотечественников, перенесли большие лишения. Большинство из них, стремясь спастись, бежали в Пусан и южные районы страны. Таким образом, православная паства была рассеяна. В эти трагические времена Греческий экспедиционный корпус, которая участвовала в миротворческих силах Организации Объединенных Наций, оказывала значительную духовную и материальную помощь корейцам (1950-1955), в частности, через военных священников, которые сопровождали Силы для их литургических нужд. По сути, они были первыми греческими православными миссионерами в Корее. Члены Греческого экспедиционного корпуса много раз посещали православных верующих в Сеуле, особенно с момента перемирия (1953-7-27) до их последующей репатриации (1955-12-31), и предлагали еду, а также другие предметы первой необходимости. Они защищали сирот войны, они укрепляли веру православных верующих, которые после исчезновения их священника о. Алексей Ким (1951-7-9), оставшись без пастыря, крестил детей и взрослых, совершал таинство брака, Божественные литургии и т.д.

Первым греческим капелланом, который вступил в контакт с православными корейцами, был архимандрит Харитон Симеонидис (впоследствии митрополит Поляни и Килкиса), который служил в Корее с 5 марта 1952 года по 30 мая 1953 года. По его свидетельству, отец Харитон пытался найти способы служить примерно пятидесяти семьям православных верующих, проживающих в Сеуле. В отчете 1953 года архиепископу Афинскому и всей Греции Спиридону Влахосу (1949-1956) он пишет: “В дополнение к вышеупомянутой миссии (e.г. его священнические обязанности в Лагере), постоянно консультируясь с Администратором Гильдии, я пытался организовать и служить православной христианской общине в Сеуле, Корея ”.

Второй капеллан, который заменит о. Посланным Грецией Харитоном был архимандрит Андреас Халкиопулос (с марта 1953 по август 1954), который оказал значительную помощь православной пастве, поскольку большая часть его полномочий продолжалась после перемирия. По его инициативе была восстановлена полуразрушенная церковь Святого Николая в Сеуле благодаря сбору средств, проведенному среди греческих солдат, а также их собственным усилиям. Первая Божественная литургия в недавно отремонтированном храме Святого Николая в районе Чон-Дон состоялась 29 ноября 1953 года, и на ней присутствовали заместитель министра образования Кореи и другие гражданские и военные власти. Перед отъездом из Кореи отцу Андреасу удалось установить корейского священника в церкви Святого Николая.) Православная община предложила в качестве кандидата, Мум И-Хан (1910-1977), который был рукоположен в сан диакона в Японии 9 января 1954 года, а на следующий день был рукоположен в сан священника архиепископом Токийским Мкекисом Иринеусом, который был ближайшим православным епископом в этом районе. Из-за существующей военной ситуации, а также из-за враждебных отношений между Кореей и Японией в тот период корейцам было запрещено покидать страну, особенно путешествовать в Японию. С помощью армии США о. Андреасу Халкиопулосу удалось получить разрешение для поездки Бориса Муна в Японию для его рукоположения. Борис Мун, переодетый афроамериканским солдатом, был включен в динамичную группу американских морских пехотинцев, направляющихся в Японию. После своего рукоположения он вернулся в Корею таким же образом и служил церкви с полной самоотдачей в течение 23 лет и восьми месяцев до своей смерти. В июне 1976 года, по приглашению корейского правительства, о. Андреас вновь посетил Корею, чтобы принять участие в специальных торжествах, организованных корейским правительством с 7 по 12 июня в память о военных священниках Экспедиционных сил, которые служили во время Корейской войны.

Третьим и последним греческим капелланом, который прибыл в Корею в составе экспедиционных сил Греции и служил нуждам православных верующих в Сеуле (4/6/1954 – 12/30/1955), был архимандрит Даниил Ивиритис, который продолжил дело отца Даниила. Андреас Халкиопулос.
ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В КОРЕЕ ПОД УПРАВЛЕНИЕМ ВСЕЛЕНСКОГО ПАТРИАРХАТА

При архиепархии Северной и Южной Америки

События Второй мировой войны, страдания корейского народа от очень жестокой японской оккупации (1910-1945), а также политические потрясения на Корейском полуострове негативно повлияли на отношения православной общины Сеула с Японской Церковью. То же самое было и с Московским Патриархатом. После Корейской войны (1950-1953) южнокорейцы были неблагоприятно настроены по отношению к России из-за ее союза с Северной Кореей. Православные корейцы не хотели иметь никаких отношений с Русской Церковью. В результате православная община Сеула оказалась отрезанной от остальной Православной Церкви; то есть община не принадлежала ни к какой церковной юрисдикции.

Эта очень серьезная экклезиологическая проблема была решена следующим образом: 25 декабря 1955 года, после Рождественской Божественной литургии, Генеральная ассамблея Православной общины Святого Николая в Сеуле единогласно приняла решение обратиться с просьбой о переходе под юрисдикцию Вселенского Константинопольского Патриархата. Вселенский Патриархат под руководством великого Вселенского Патриарха Афинагора I принял просьбу, и с тех пор Православная Церковь Кореи остается Префектурой Вселенского Престола.

В 1956 году решением Вселенского Патриархата пастырское попечение о Церкви в Корее было поручено сначала Архиепархии Австралии, а вскоре и архиепархии Северной и Южной Америки, экзархом Кореи стал архиепископ Михаил (Константинидес).

Сохраняющейся серьезной проблемой, с которой столкнулись во времена архиепископа Американского Иакова (Кукузаса), были права собственности православной общины в районе Чонг-Дон. В 1948 году все имущество было конфисковано корейским правительством, поскольку оно считалось принадлежащим Японии, поскольку православная община находилась под юрисдикцией Православной Церкви в Японии с 1921 года. Длительный судебный процесс по охране собственности начался в 1955 году и закончился 17.12.1962. Визит архиепископа Северной и Южной Америки Иакова в 1962 году в качестве представителя Вселенского Патриархата сыграл значительную роль в возвращении имущества православной общине в Сеуле. В 1967 году церковная собственность была экспроприирована, и на деньги, предоставленные корейским правительством, были оплачены все долги и судебные издержки, что позволило приобрести участок земли в районе Мапо в Сеуле. Там, совместными усилиями преподобного Бориса и профессора Чо Чанг Хана, которые разработали архитектурные проекты, в 1967 году был построен нынешний собор Святого Николая в Сеуле. Торжественное открытие нового храма состоялось в 1968 году, а его освящение – в 1978 году митрополитом Новой Зеландии и экзархом Кореи Дионисием.

В 1969 году архимандрит Евгений Папаяннис (Паппас) из архиепархии Америки был назначен настоятелем церкви Святого Николая в Сеуле, чтобы помочь больному приходскому священнику преподобному Борису Муну. Он служил в Корее до 1973 года.
Под митрополией Новой Зеландии

8 Января 1970 года Вселенский Патриархат учредил митрополию Новой Зеландии, а новоизбранный митрополит Новой Зеландии Дионисий (Псачас) был назначен экзархом Кореи.

1 декабря 1975 года архимандрит Сотериос Трамб (1929-) прибыл в Корею по прикомандированию архиепископа Афинского и с одобрения Вселенского Патриархата в ответ на просьбу православной общины в Сеуле. Митрополит Новозеландский Дионисий в тесном сотрудничестве с архимандритом Сотерием, который позже был возведен в сан помощника епископа Зелы, провел замечательную миссионерскую работу, беспрецедентную по масштабам и качеству. Их миссия не ограничивалась только Кореей, но с 1980 года она была распространена на страны Юго-Восточной Азии (Индия, Индонезия, Гонконг, Филиппины, Сингапур, Таиланд), которые в то время находились под юрисдикцией митрополии Новой Зеландии. Двумя плодами этих миссионерских усилий стали учреждения Вселенским Патриархатом Святой Митрополии Гонконга в 1996 году и Святой митрополии Сингапура в 2008 году.

Православная митрополия Кореи

После 1975 года, главным образом благодаря неустанной заботе и необычайному миссионерскому рвению архимандрита Сотериоса Трамбаса, а также благодаря щедрой помощи многочисленных священнослужителей и мирян из Греции, Корейская Церковь развивалась, стала хорошо организованной и пустила прочные корни на корейской земле. В знак признания зрелости православной общины в Корее, 20 апреля 2004 года Вселенский Патриархат учредил Святую Митрополию Кореи. Затем епископ Сотерий из Зелы был избран первым митрополитом Кореи. Его интронизация состоялась 20 июня 2004 года под руководством архиепископа Американского Димитрия, действующего в качестве представителя Вселенского Патриарха Варфоломея.

На сегодняшний день Святая Корейская Православная Церковь имеет семь приходов в Южной Корее (в городах Сеул, Пусан, Инчхон, Чонджу, Палангли, Чунчхон и Ульсан) и один в Северной Корее (город Пеон-Ян), а также тринадцать часовен, монастырьМонастыря Преображения Господня в Капоне для монахинь, монастыря Святого Андрея Первозванного в Янг-гу для монахов, Миссионерского центра, издательства под названием «Корейские православные издания» со многими замечательными изданиями на корейском языке, двух книжных магазинов (Книжное кафе “Филокалия” в Сеуле иКнижное кафе “Логос” в Инчхоне), лагерь в Чунчхоне, детский сад под названием “Благовещение” в Пусане, Центр социального обеспечения для пожилых людей в Чунчхоне, православное кладбище в Ен-мири и в настоящее время готовится к строительству Азиатского православного учебного и конференц-центра в Капоне,в которой будет действовать первая православная духовная семинария в Восточной Азии. Кроме того, Святая Митрополия Кореи является членом Поместного Совета Церквей, Национального совета Церквей в Корее и участвует в международных богословских диалогах. Его Святейшество Вселенский Патриарх Варфоломей посетил Корею три раза (8-13 / 4/1995, 26 / 2-2 / 3/2000 и 23-28 / 6/2005). Во время этих трех пастырских визитов, которые оказались решающими для жизни поместной Церкви и которые свидетельствуют о великой пастырской заботе Матери-Церкви Константинополя о распространении православного свидетельства в Корее, Его Святейшество заложил первые камни и освятил несколько церквей и зданий. Кроме того, во время первого визита Его Святейшества в Корею в 1995 году и при его посредничестве корейские власти признали “Фонд сохранения и охраны имущества Православной Церкви в Корее” юридическим лицом, через которое Православная Церковь в Корее получила юридический статус. Согласно утвержденным Статьям, Фонд и церковное имущество находятся под совместным контролем Вселенского Патриархата и правительства Кореи.
После краха коммунистического режима в России и на Балканах в 1990-х годах в Южную Корею начали прибывать первые экономические иммигранты из православных стран. Многие из них, будучи чужими среди чужих, были заинтересованы в том, чтобы найти православную церковь. С самого начала они нашли убежище и поддержку в объятиях Корейской православной Церкви. Тогдашний епископ Зелы Сотерий обнял их всех своей любовью и отеческой привязанностью и постепенно создал первое ядро славяноязычных православных верующих. Он сам научился совершать Божественную литургию на славянском языке и с 1992 года в Сеуле (в часовне Успения Пресвятой Богородицы) или в монастыре Преображения Господня в Капоне, где паломники проводили много выходных, он совершал для них Божественную литургию. Он также проводил специальные службы для славянофонов на Рождество и в другие праздничные дни по старому календарю, чтобы дать им ощущение близости и принадлежности. В 1995 году, во время своего исторического первого официального визита в Корею, Его Святейшество Вселенский Патриарх Варфоломей заложил первый камень в основание часовни святого Максима Грека. С тех пор все славянофоны посещают молебны и Божественную литургию в этой часовне на своем родном языке. В 1998 году епископ Сотерий из Зелы обратился со специальной просьбой к Московскому Патриархату через Вселенский Патриархат.
Сегодня Православная митрополия Кореи взяла на себя ответственность и пастырскую заботу обо всех православных, проживающих в стране, а также о тех, кто является временными посетителями и работниками, такими как моряки и предприниматели. Другими словами, все православные верующие разных национальностей (корейцы, русские, украинцы, румыны, греки, сербы, болгары, американцы, западноевропейцы, австралийцы, сирийцы, египтяне и т.д.) находятся “под омофором”, или духовной юрисдикцией и опекой Вселенского Патриарха. Чтобы обеспечить надлежащую пастырскую заботу обо всех православных в Корее, помимо собора Святого Николая в Сеуле, есть также часовня святого Максима Грека, в которой службы и Божественная литургия совершаются на славянском для славянофонов, а иногда и на английском для англоговорящих. Кроме того, в приходе “Благовещения” в городе Пусан часовня Святого Георгия используется для совершения Божественной литургии на славянском языке для славянофонов, проживающих в Пусане и его окрестностях.

С 1992 года по настоящее время значительное число русских и других славяноязычных были катехизированы и крещены как православные. Кроме того, таинство брака было совершено для тех, у кого был только гражданский брак. Помимо духовной поддержки, многие получили материальную помощь от Святой Митрополии Кореи. Например, несколько человек были размещены в Гостевом доме Миссии в центре Сеула на короткое или более длительное время, другие получили помощь в случае проблем со здоровьем, трудоустройства и т.д. Как славянофоны, так и англоговорящие православные верующие сослужат в великие праздничные дни вместе с корейскими верующими в Кафедральном храме Святого Николая в Сеуле. Кроме того, каждое воскресенье все они разделяют “трапезу любви”, которая предлагается всем верующим в каждом приходе. Кроме того, их дети участвуют в катехизических программах и в летних и зимних молодежных лагерях и ретритах Митрополии. После воскресных евхаристических собраний царит атмосфера истинной братской любви и пятидесятнического духа. И это потому, что Корейская Православная Церковь объединяет верующих разных национальностей как духовную семью.
Сказав все вышесказанное, можно с уверенностью утверждать, что Святая Митрополия Кореи придерживается строгого канонического порядка древней Церкви в вопросе православной диаспоры, а именно, существования одного епископа в любом месте, с определяющим критерием, являющимся географическим, а не языковымили националистическая.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *