Православие в Америке

Распространяйте любовь

Православие в Америке.
В 18 веке великая православная христианская миссионерская работа, которая началась с Пятидесятницы в Иерусалиме, так много веков назад, наконец, переместилась с континента Евро-Азия в Северную Америку. Первые миссионеры путешествовали вместе с исследователями Витусом Берингом и Алексеем Чириковым, которые официально заявили права на Аляску и Алеутские острова в 1741 году. В течение следующих пятидесяти лет, наряду с исследованием и экономическим развитием этого нового форпоста Российской империи, были предприняты первые попытки донести православную веру до коренных жителей этого региона (алеутов, индейцев-атабасков, тлинкитов и эскимосов).

Первая официальная православная христианская миссия в Америку прибыла 24 сентября 1794 года на Кадьяк. Эта миссия состояла из восьми монахов и двух послушников, а также десяти уроженцев Аляски, которые были вывезены в Россию Григорием Шеликовым в 1786 году. Эта миссия обнаружила на острове Кадьяк сотни туземцев, которых обучили основам православной веры и которые были крещены мирянами. Григорий Шеликов, один из основателей того, что позже стало Российско-американской компанией, лично крестил около двухсот алеутов на острове Кадьяк.

Американская миссия, возглавляемая архимандритом Иоасафом, немедленно начала работу по созданию Церкви на Кадьяке и островах, а затем и на материковой части Аляски. Несмотря на большие трудности, эта миссия была очень успешной, поскольку практически все оставшиеся уроженцы острова Кадьяк были крещены всего за три года. В этот период один из миссионеров, иеромонах Ювеналий, принял мученическую смерть у озера Илиамна от рук местных жителей.

Мученическая смерть иеромонаха Ювеналия.
В 1795 году иеромонах Ювеналий отправился с Кадьяка в Нучек, где крестил более семисот чугачей, а затем переправился в залив Кенай и крестил там всех местных жителей. В следующем году (1796) он переправился на Аляску в направлении озера Илиамна, где его апостольские обязанности подошли к концу вместе с его жизнью. Он был убит туземцами, и причина его смерти отчасти заключалась в том, что первое, что он сделал после крещения туземцев, – это приказал им отказаться от многоженства. Он также убедил вождей и других лидеров местных племен отдать ему своих детей, чтобы последние могли получить образование на Кадьяке. Когда он вышел с детьми, мужчины пожалели о том, что сделали, бросились в погоню, догнали его и напали на него.

Когда на отца Ювеналия напали дикари, он не пытался защищаться или убежать, что легко мог бы сделать, тем более что у него было с собой огнестрельное оружие. Он позволил схватить себя, не оказывая никакого сопротивления, прося только о том, чтобы пощадили тех, кто был с ним, что и было сделано.

Много позже те, кого пощадили, рассказывали, что, когда отец Ювеналий был уже мертв, он поднялся и последовал за своими убийцами, что-то говоря им. Дикари, полагая, что он еще жив, снова напали на него и избили. Но как только они оставили его, он снова встал и последовал за ними, и это повторялось несколько раз. Наконец, чтобы избавиться от него, дикари разрубили его тело на куски. Только тогда этот пылкий проповедник замолчал, Мученик за слово Божье. На месте, где лежали останки миссионера, сразу же появился столб пламени, достигающий неба.

Мученическая смерть алеута Петра.
В письме игумену Дамаскину Валаамскому от 22 ноября 1865 года Симеон И. Яновский, главный управляющий русскими колониями с 1818 по 1820 год, писал:

Однажды я рассказал [о. (впоследствии св.) Герману], как испанцы в Калифорнии взяли в плен четырнадцать наших алеутов, и как иезуиты пытали одного из них, пытаясь заставить их всех принять католическую веру. Но алеуты не подчинялись, говоря: мы христиане, мы были крещены, и они показали им кресты, которые они носили. Но иезуиты возразили: “Нет, вы еретики и раскольники; если вы не согласитесь принять католическую веру, мы будем вас пытать”. И они оставили их запертыми по двое в камере до вечера, чтобы они все обдумали.

Вечером они вернулись с фонарем и зажженными свечами и снова начали пытаться убедить их стать католиками. Но алеуты были исполнены Божьей благодати и твердо и решительно ответили: “Мы христиане, и мы не предадим нашу веру”. Тогда фанатики принялись их пытать. Сначала они пытали одного поодиночке, в то время как другого заставляли смотреть. Сначала они отрезали один из суставов пальца на одной ноге, а затем и на другой, но алеут все это терпел и продолжал говорить: я христианин, и я не предам свою веру. Затем они отрезали сустав каждого пальца сначала с одной руки, затем с другой; затем они отрубили одну ногу у подъема, затем одну руку у запястья. Пролилась кровь, но мученик вынес все это до конца, сохранив свою стойкость, и с этой верой он умер, от потери крови!

На следующий день планировалось пытать остальных, но в ту же ночь из Монтерея был получен приказ о том, что все захваченные русские алеуты должны быть отправлены под охраной в Монтерей. И поэтому утром тех, кто остался в живых, отослали. Об этом мне рассказал алеут, который был очевидцем, коллегой убитого человека, который позже сбежал от испанцев….

Когда я закончил рассказывать ему это, отец [Герман] спросил меня, как звали этого замученного алеута? Питер, ответил я, но я не могу вспомнить другое имя.

Затем старец встал перед Иконой, набожно перекрестился и сказал: “Святой новомученик [Петр], молись Богу о нас!”

[Приведенные выше отчеты были взяты из Русской православной религиозной миссии в Америке, 1794-1837, с материалами, касающимися жизни и трудов монаха Германа, и этнографическими заметками иеромонаха Гедеона, Санкт-Петербург, 1894.]

В 1798 году архимандрит Иоасаф вернулся в Иркутск в Сибири и 10 апреля 1899 года был рукоположен во епископа Кадьякского, первого епископа для Америки, но он и его окружение, включая иеромонаха Макария и иеродиакона Стефана из первоначальной миссии, утонули где-то между Уналашкой и островом Кадьяк. Хотя численность Американской миссии сократилась до половины от ее первоначальной численности, она продолжала свою работу. Примечательной была великая духовная и миссионерская работа монахов Германа и Иоасафа. Они не только обучали туземцев духовным и религиозным вопросам, но и обучали их практическим, светским предметам, таким как математика, плотницкое дело, сельское хозяйство, а также животноводство.

В 1824 году, с прибытием священника-миссионера Иоанна Вениаминова в Уналашку, к уже проделанной миссионерской работе был добавлен новый импульс. Первоначальные миссионеры были заменены другими, так что ко времени прибытия отца Джона от первоначальной американской миссии остался только монах Герман, ныне ушедший на покой на Спрюс-Айленд. Он умер 13 декабря 1837 года, а 9 августа 1970 года был канонизирован как первый святой Православной церкви в Америке.

Наш преподобный отец Герман Аляскинский.
Мало что известно о ранней жизни монаха Германа. Он родился в Серпухове Московской епархии около 1756 года и в возрасте 16 лет начал монашескую жизнь в Троице-Сергиевой пустыни под Санкт-Петербургом. Во время пребывания в Эрмитаже у Германа развилась тяжелая инфекция на правой стороне горла, которая привела его к смерти. После горячей молитвы перед иконой Пресвятой Богородицы он погрузился в глубокий сон, и во время этого сна Герману приснилось, что он был исцелен Богородицей. Проснувшись, он обнаружил, что полностью выздоровел. Пробыв в Троице-Сергиевой обители еще пять лет, он затем переехал в Валаамский монастырь на Ладожском озере.

Во время своего пребывания в Валаамском монастыре отец Герман испытал сильную духовную привязанность к старцу Назарию, настоятелю и обновителю духовной жизни Валаама. Он нашел в Назарии мягкого, но эффективного духовного наставника, которого он будет помнить всю оставшуюся жизнь. Во время своего пребывания на Валааме монастырь посетил Григорий Шеликов, глава торговой компании Голикова-Шеликова, который попросил монахов работать на новом миссионерском поле на Аляске. Так, в 1793 году отец Герман вместе с несколькими другими монахами был направлен Святейшим Синодом России на миссионерское поприще на Аляске.

После почти годичного путешествия маленькая группа из восьми монахов прибыла на остров Кадьяк 24 сентября 1794 года. С Кадьяка монахи начали свои усилия по обращению и просвещению местных жителей. Несколько тысяч жителей Аляски были обращены в православие, но Миссия не имела ожидаемого успеха. Архимандрит Иоасаф, глава Миссии, был рукоположен в сан епископа, но погиб вместе с двумя другими, когда затонул корабль, на котором он возвращался на Аляску, а о. Герман, который с самого начала отличался своим смирением, состраданием к местным жителям и своими административными навыками, стал исполняющим обязанности главы Миссии. В конце концов, от первоначальной Миссии остался только он.

После сложных отношений и преследований со стороны Российско-Американской торговой компании, которая контролировала колонию на Аляске, между 1808 и 1818 годами о. Герман покинул Кадьяк и отправился на Еловый остров, который он назвал Новым Валаамом. Он провел остаток своей жизни на этом острове, где заботился о сиротах, руководил школой и продолжал свою миссионерскую работу. Он построил небольшую часовню, школу и гостевой дом, а еду для себя и сирот выращивал в собственном экспериментальном саду.

Мало заботясь о себе, отец Герман носил под рясой самую старую и простую одежду и очень мало ел. Его свободное время было посвящено молитве и пению служб, которые он мог совершать как простой монах, поскольку в смирении отказался от рукоположения. Таким образом, его жизнь на острове была жизнью аскета и во многом была похожа на жизнь ранних монахов египетской пустыни. Когда отца Германа спросили, был ли он когда-нибудь одинок, он ответил: “Нет, я там не один! Бог есть там, как и Бог есть везде. Там находятся Пресвятые Ангелы. С кем лучше разговаривать, с людьми или с Ангелами? Наверняка с Ангелами.

Отец Герман продолжал расти в своей любви к туземцам, пока жил на Спрюс-Айленде, потому что видел в них новорожденных детей в вере, которых нужно было направлять и учить. У него была особая любовь к детям, и они очень любили его. Одним из его величайших удовольствий было общение с детьми, обучение их и угощение деликатесами, которые он готовил. В это время корабль из Соединенных Штатов привез эпидемию на Аляску, и сотни из них умерли. Но они были не одни, потому что Герман постоянно оставался с ними, переходя от человека к человеку, утешая умирающих и молясь с ними и за них. После окончания эпидемии о. Герман привез сирот обратно на Новый Валаам и заботился о них. По воскресеньям и Святым дням о. Герман собирал людей для молитвы и пения, а также произносил проповеди, которые покоряли сердца всех присутствующих. Будучи ясновидящим Старцем, он мог заглядывать в сердца своих духовных детей и помогать им.

Туземцы признали святость Преподобного и обратились к нему за помощью, видя в нем ходатая перед Богом. Однажды была большая приливная волна, угрожавшая острову, и люди пришли к о. Герман за помощью. Он взял икону Богородицы, поставил ее на пляже и сказал: “Не бойся. Вода не поднимется выше того места, где стоит эта святая икона; и этого не произошло. В другой раз на острове случился пожар, и люди снова обратились к праведному старцу, который успешно ходатайствовал за них.

Перед смертью о. Герман рассказал, что с ним произойдет. Он сказал людям, что, когда он умрет, в этом районе не будет священника, и людям придется хоронить его самим. Он также сказал, что его забудут на тридцать лет, а потом вспомнят. Отец Герман скончался 13 декабря 1837 года так, как он описал своей пастве. Они продолжали чтить его память, но внешний мир, казалось, забыл о нем, пока в 1867 году епископом Аляски Петром не было проведено первое расследование его жизни. Наконец, 9 августа 1970 года святой преподобный был прославлен Православной Церковью в Америке на впечатляющих церемониях в Кадьяке, штат Аляска, и блаженный отец Герман с Аляски вошел в число Святых, ходатайствующих за американское православие.

Церковь, однако, усердно работала над продвижением работы Миссии даже в эти трудные времена, так что, несмотря на суровый климат, трудности снабжения Миссии из-за больших расстояний, отец Джон нашел прочную основу для выполнения своей работы. Ему помогал отец Иаков Нецветов (креол, смешанной расы), который был направлен в Иркутск, Сибирь, для обучения в семинарии и был рукоположен в 1828 году. (Первый священник американского происхождения, Прокопий Лавров, был рукоположен в 1810 году, но вернулся в Россию менее чем через год, поскольку жизнь на Кадьяке показалась ему слишком суровой.)

Вместе отцы Иоанн и Иаков были замечательной миссионерской парой. Им удалось оживить Миссию до такой степени, что в конце 1830-х годов насчитывалось пять активных священников и пять религиозных центров, в которых проживало более 10 000 православных христиан. Было четыре школы для мальчиков (около 100 учеников) и четыре приюта для девочек (около 60). Все эти школы, а также церкви давали религиозное обучение местным жителям на их родных языках. Эта миссионерская работа была финансово поддержана в основном Российско-Американской компанией, при существенной помощи, также оказанной Священным Синодом и Русской Церковью.

15 декабря 1840 года Американская миссия была благословлена хиротонией ныне овдовевшего священника о. Иоанна Вениаминова во епископа Иннокентия, епископа Камчатского, Курильского и Алеутского. С хиротонией епископа Иннокентия история Американской миссии вступила в еще более славную фазу. Шестнадцатилетний опыт миссионерской деятельности епископа Иннокентия на Аляске в сочетании с его глубокими знаниями местных жителей, которые теперь вверены его пастырскому попечению, а также его разумный выбор коллег-миссионеров способствовали беспрецедентному успеху Миссии.

Как только он прибыл в Ситку (столицу Русской Америки), он начал работу по расширению миссионерской работы епархии. Собор святого Михаила Архангела был благоустроен и расширен, и были заложены планы строительства семинарии, которая открылась в 1845 году. В то же время он продолжал свои обширные миссионерские поездки по всей своей обширной епархии, которая охватывала части двух континентов.

Когда его ответственность снова возросла с расширением его епархии в архиепископию с увеличением территорий, епископ Иннокентий перенес центр своей деятельности в Сибирь, оставив вспомогательного епископа для надзора за американской частью своих расширенных владений. В 1869 году архиепископ Иннокентий был возведен на Московскую кафедру в качестве митрополита, но он по-прежнему внимательно следил за своей любимой американской Церковью. Важным здесь было создание, по его настоянию, Русского миссионерского общества, которое было организовано для содействия миссионерской работе Русской Церкви, особенно в Сибири, на Аляске и в Японии, что гарантировало, что работа, начатая в Америке, не будет заброшена или забыта с продажей Аляски Америке, которая имелапроизошло в 1867 году. С истинной пророческой проницательностью престарелый митрополит призвал к тому, чтобы миссионерская работа была направлена на всю Америку, и предвидел необходимость в духовенстве американского происхождения, полностью владеющем американским культурным этосом, а также английским языком.

Отче наш среди святых Иннокентий, митрополит Московский, Просветитель алеутов и апостол Америки.
Иоанн Попов (впоследствии святой Иннокентий) родился 27 августа 1797 года в Агинске, небольшой деревне недалеко от Иркутска, в Сибири. Он происходил из благочестивой семьи, и в шесть лет юный Джон уже читал в своем приходе. В возрасте девяти лет он поступил в Иркутскую духовную семинарию, где оставался одиннадцать лет, проявив себя ее самым блестящим учеником за это время. Помимо занятий в семинарии, он прочитал все книги в библиотеке, касающиеся истории и естественных наук, и, будучи еще студентом, начал изготавливать различные типы часов, приобретая навыки столярного дела, изготовления мебели, кузнечного дела и изготовления музыкальных инструментов.

В возрасте семнадцати лет, в знак признания его выдающихся достижений в семинарии, его фамилия была изменена на Вениаминов, в честь покойного епископа Иркутского Вениамина (или Вениамина). Вскоре после окончания семинарии Джон женился на дочери священника и был рукоположен в сан диакона. В 1821 году он был рукоположен в сан священника.

Будучи молодым человеком, о. Иоанн слышал истории о туземных поселениях в Уналашке в цепи Алеутских островов, части русской колонии в Америке, и о том, как они трудились во тьме язычества. Так, в 1823 году, услышав, что епископа Иркутского попросили прислать священника на Аляску и что все остальные отказались, вопреки желанию его семьи и друзей, он вызвался поехать. После четырнадцати месяцев трудного путешествия через дебри Сибири и Берингово море он прибыл в Уналашку со своей семьей.

Прибыв в Уналашку, отец Иоанн обнаружил, что там нет ни дома, ни часовни, но он приветствовал это как возможность учить местных жителей. Сначала он построил дом для своей семьи, воспользовавшись возможностью научить местных жителей плотницкому делу. Изготавливая мебель для нового дома, он также обучил местных жителей этому мастерству, так что с помощью этих недавно приобретенных навыков они смогли помочь о. Иоанну в строительстве Вознесенского собора, которое было завершено в 1826 году.

В то же время основной работой о. Иоанна было обращение местных жителей в православие и их просвещение. Он изучил алеутский язык, а также образ жизни этого народа. Он и его жена организовали для них (а также для их собственных шестерых детей) школу, и одним из обязательных предметов был алеутский язык, для которого отец Иоанн разработал алфавит, основанный на кириллице. Он переводил службы, а также Евангелие от Святого Матфея и даже написал небольшую книгу “Путеводитель по пути в Царствие Небесное” на алеутском языке.

Отец Джон путешествовал по всей Алеутской цепи, чтобы учить и крестить людей, и во время проповеди он всегда мог эффективно общаться со своей паствой. Один из них много лет спустя написал: “Когда он проповедовал Слово Божье, все люди слушали, и они слушали, не двигаясь, пока он не остановился. Никто не думал о рыбалке или охоте, пока он говорил; никто не чувствовал голода или жажды, пока он говорил, даже маленькие дети.

В 1834 году о. Иоанна и его семью перевели в Ситку, где местное тлинкитское население было настроено крайне враждебно по отношению к своим русским правителям. Он изучил их язык и культуру, но теперь они проявляли настоящий интерес к его посланию, пока эпидемия оспы не поразила этот район. Отец Джон убедил многих тлинкитов сделать прививку, что спасло многих из них от смерти. Это послужило средством, с помощью которого он должен был достучаться до этих туземцев, и постепенно он завоевал их любовь и уважение.

В 1836 году о. Иоанн решил вернуться в Россию, чтобы отчитаться перед Священным Синодом о нуждах Аляскинской миссии. Оставив свою семью в Иркутске, он отправился в Москву, где встретился с Синодом, который одобрил его просьбу о дополнительных священниках и средствах для Миссии, а также пожелал опубликовать свои переводы. Находясь в Москве, он узнал о смерти своей жены. Узнав об этом, митрополит Московский Филарет посоветовал о. Иоанну постричься в монахи, что он и принял, приняв постриг с именем Иннокентий. Вскоре после этого Аляскинская миссия стала частью епархии, и о. 15 декабря 1840 года Иннокентий был хиротонисан во епископа Камчатского и Аляскинского.

Вернувшись в свою новую епархию, епископ Иннокентий отправился в дальние уголки своих новых владений, обучая население и организуя церкви. Везде он проповедовал и служил на родных языках. В Ситке он организовал семинарию для подготовки местных священников и построил там новый собор, посвященный святому Михаилу Архангелу. Несмотря на то, что епископ был занят делами своей большой епархии, он нашел время, чтобы своими руками изготовить большие часы на фасаде собора.

В 1850 году епископ Иннокентий был возведен в сан архиепископа, и его новая архиепископия была расширена за счет включения большей территории в Азиатской России с центром в Якутске. Еще раз Иннокентий и его священники отправились изучать языки и культуры, обучая новую паству мягко и личным примером. В 1860 году архиепископ Иннокентий познакомился с будущим епископом Николаем Японским (канонизирован в 1970 году), который только начинал свой жизненный миссионерский труд, и он дал Николаю советы по миссионерской работе.

Несмотря на ухудшающееся здоровье и просьбу об уходе на покой, в 1868 году Иннокентий был возведен в сан митрополита. Его новая паства особенно любила его за многочисленные дела благотворительности, и он вспомнил о своих прежних миссиях, организовав Имперское миссионерское общество, первым президентом которого он был. Почти ослепший и испытывающий постоянные боли митрополит Иннокентий скончался в Страстную субботу 1879 года в возрасте восьмидесяти двух лет, всю свою жизнь служа Христу и Его Церкви, проявив себя как истинный миссионер и апостол. В знак признания его великих апостольских и миссионерских трудов Русская Православная Церковь 6 октября 1977 года торжественно прославила этого Человека Божьего и внесла его в Церковный календарь, назвав его Святым. Иннокентий, митрополит Московский, Просветитель алеутов и апостол Америки.

В 1867 году епископа Ситкинского Петра (Ляскова) сменил епископ Павел (Попов), и в этом году было начато первое исследование жизни старца Германа с Елового острова. В 1870 году был назначен епископ Иоанн (Митропольский), который в 1872 году перенес центр Американской церкви из Ситки в Сан-Франциско, штат Калифорния. В 1879 году Американская церковь перешла под надзор митрополита Санкт-Петербурга, и длительная связь с епархией Восточной Сибири была прервана, в том же году епископ Нестор (Заккис) был назначен епископом Алеутских островов и Аляски. Однако в 1882 году он утонул в море и был похоронен на острове Уналашка.

После шести лет отсутствия постоянного иерарха епископ Владимир (Соколовский) был назначен в 1881 году, а 25 марта 1891 года он принял униатскую церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Миннеаполисе, а также ее пастора о. Алексиса Тота в Православную Церковь. С этим событием Американская миссия вступила в новую фазу своей жизни. Церковь, занимающаяся почти исключительно миссионерской работой среди коренных американцев, в основном на Аляске, теперь должна была переключить свое внимание на возвращение униатов в православие. Эта работа, до сих пор сосредоточенная в западных губерниях России, была адресована тем униатам, которые эмигрировали в Америку вместе с выходцами из Австро-Венгерской империи (галичанам и карпаторусам). В это же время также начались первые попытки разработки английского богослужебного текста для использования в Церкви.

В 1891 году епископ Николай (Зиоров) прибыл в Америку и принял активное участие в многогранной работе Американской миссии с коренными жителями Аляски, с недавно вернувшимися униатами, а также с православными иммигрантами практически из всех традиционных православных народов Европы и Азии. Именно в этот период (со времен Гражданской войны в АМЕРИКЕ) сербы, болгары, румыны, греки, русские, сирийцы и албанцы стали приезжать в Америку во все большем количестве. Миссия теперь распространилась на Канаду, куда прибывало большое количество православных и униатских иммигрантов, была открыта Миссионерская школа в Миннеаполисе, штат Миннесота, и было начато двуязычное (англо-русское) издание для епархии.

В 1898 году епископ Тихон (Беллавин) прибыл, чтобы управлять Церковью в Америке, и за девять лет его служения в Америке Миссия вышла на новый этап зрелости. Впервые Американская миссия стала полноценной епархией, а ее председательствующий епископ полностью отвечал за Церковь в континентальных пределах Северной Америки. В 1905 году центр церкви был перенесен в Нью-Йорк (St. Николаевский собор, новая епископская кафедра, был освящен в 1902 году), а недавно возведенному архиепископу Тихону теперь были даны два вспомогательных епископа для управления значительно разросшейся Церковью в Америке. Епископ Бруклинский Рафаил (Гавауини) (первый православный епископ, рукоположенный в Америке 12 марта 1904 года) в первую очередь отвечал за сиро-арабские общины, а другой вспомогательный епископ Иннокентий (Пустынский) был назначен епископом Аляски.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *