Монах Андроник

Распространяйте любовь

В 1891 году окончил Ярославскую духовную семинарию и был назначен в Московскую духовную академию. 1 августа 1893 года по благословению святого Иоанна Кронштадтского был пострижен в монашество с именем Андроник, а 6 августа рукоположен в сан диакона. В 1895 году окончил Академию и получил степень кандидата богословия за работу “Учение Ранней Церкви о Евхаристии как жертве в связи с вопросом искупления”. 22 июля 1895 года был рукоположен в сан священника.

FR. Андроник начал свое пастырское служение на Кавказе, будучи помощником инспектора Кутаисской духовной семинарии с 1895 по 1896 год. > С 1896 по 1897 год он был преподавателем и инспектором Александровской миссионерской семинарии в Ардоне. В 1897 году он был назначен членом Русской православной миссии в Японии. Это назначение, по его собственным словам, “так опечалило меня, что я заплакал и был бы очень рад, если бы этого не произошло… Грустно было расставаться… Но это навело меня на мысль, что жить нужно не так, как хочется, а так, как велит Бог…”

Иеромонах Андроник описал свое путешествие в Японию в своей книге “Миссионерское путешествие в Японию” (Казань, 1899). 21 сентября 1897 года он покинул Санкт-Петербург, а 26 октября покинул Одессу с архимандритом Сергием (Страгородским) и прибыл в Японию 26 декабря после остановок в Греции, Италии, Франции, Англии и США. В 1899 году он ненадолго вернулся в Ардон, потому что его друг и наставник в миссионерскойСеминарист Илия Иванович Алексеев был рукоположен во епископа..

В октябре 1900 года по ходатайству епископа Антония (Храповицкого) о. Андроник был назначен ректором семинарии в сане архимандрита. В 1901 году он был награжден орденом Св. Анны II степени, а в 1905 году – орден Святого Владимира IV степени. В 1905 году, после опубликования царского манифеста о гражданских свободах, архимандрит Андроник обратился к населению провинции с призывом вернуться к мирному труду.

Позже он скажет следующее о событиях в России: “Необходимо работать таким образом, чтобы организовать весь народ в одну семью, твердо и сознательно стоящую за святое, историческое наследие народа – христианскую веру и самодержавного Царя. Необходимо упрямо и усердно держаться подальше от всех партий и сохранять народ именно как народ, чуждый всякого партийного духа, ибо там, где есть партийный дух, есть разделение, есть борьба, там не следует искать порядка, и целое неизбежно распадется. И по этой причине, когда говорят, что среди партий есть русская партия, это либо ложь, либо недоразумение. Нет, это сам русский народ, набравшийся мужества, сознательно оглядевшийся по сторонам и решивший твердо стоять за свое сокровище и не поддаваться коварным замыслам своих врагов…

“Стойте в стороне от всех льстивых партий, которые хотят лишить вас ваших самых святых чувств; познайте Бога и Его самодержавного Царя, чтобы вашим стремлением и единодушием он мог быть истинным самодержцем, чтобы он мог быть источником праведности на земле. Помните, что все эти появившиеся партии имеют в виду не ваше благо, а стремятся только властвовать над вами: кадеты будут в большинстве в Думе, как и в предыдущей Думе – и они будут властвовать силой над всеми; будут социалисты и другие левые- и они будут делать то же самое; никто не сможет их сдерживать, пока какая-то другая партия не получит большинство. Но главное, что все эти партии пытаются уничтожить Веру на вашей земле – ту Веру, по которой вы живете уже тысячу лет; и в то же время они пытаются отделить вас от вашего Царя. И тогда они полностью избавятся от него – этого Царя, которого вы поставили над собой перед Богом, и который управляет вами по совести…”

5 ноября 1906 года архимандрит Андроник был хиротонисан во епископа Киотского и назначен помощником главы Русской духовной миссии в Японии святителя Николая Японского. 28 марта 1907 года он был встречен православной паствой в Токио. 27 мая он подал прошение об освобождении от служения в Японии из-за болезни. 26 октября 1907 года он стал заместителем епископа Холмского Евлогия и принял временное управление епархией, выступая на заседании Государственной Думы в Холме. 14 марта 1908 года хиротонисан во епископа Тихвинского, викария Новгородской епархии.

Современник вспоминал: “Уже с первого взгляда его худощавая фигура, усердная молитва и сердечные слова производили самое приятное впечатление… Свое ревностное, неустанное служение владыка сочетал с сердечными проповедями, свое высокое положение – с простыми, близкими отношениями с православными верующими. Страх перед недовольством общества не смутил епископа-проповедника. В своих проповедях Владыка часто с большой смелостью обличал безумие мирских зрелищ”.

Епископ Андроник продолжал быть твердым сторонником православного царя: “В то время как среди других народов Европы власть князей и королей покоряла народы и по отношению к ним была поработителем непокорных, но слабых – мы, с другой стороны, сами создали свою собственную власть и поставиликнязья – прообразы наших царей – над самими собой. Так было при признании Рюрика и его братьев, которых наши предки здесь, у озера Ильмень, поставили над собой править в то время, когда мы только начали осознавать себя как народ, когда была основана наша государственность. С принятием христианства эта власть, вверенная народом князьям, получила Божественное освящение свыше: князья стали помазанниками Божьими, получив от Бога высокую власть над народом, чтобы управлять народом под руководством Бога. Более того, по мере того, как росла и крепла Великая Россия, власть князей, которых позже назвали Самодержавными царями, становилась все выше, поскольку они были обязаны отвечать за власть, которая была дана им над людьми перед Богом и своей совестью. Затем, когда по попущению Божию у нас не было Царя на Руси, пережив страшные годы при разного рода администрациях и не найдя ни в одной из них спасения от грозившей гибели, мы быстро и единодушно (за исключением нескольких властолюбцев и интриганов) восстановили нашуиспытанная форма власти над царством: избрав на царство Михаила Федоровича, мы вверили ему все Царское Самодержавие над собой перед Богом и во имя Бога Всеведущего. И на этот раз мы не ошиблись в своих мудрых рассуждениях: наше полуразрушенное и истощенное королевство быстро набралось сил, возродилось и окрепло во всех отношениях, даже достигнув несравненно большей славы и процветания, чем во времена, предшествовавшие смутному времени. Мы вышли на наш исторический путь.

“В чем была сильна эта самодержавная власть Царя? В том факте, что она была основана на совести и на Законе Божьем, и поддерживалась ее близостью к земле, советом народа. Княжеское окружение, боярская дума, Земский собор – вот что сохранило власть царей в ее полноте, не позволив никому захватить или отвлечь ее. Люди с проверенным опытом и честностью приехали из регионов, наполненных одинаковой заботой о строительстве русской земли. Они возвысили до Царя голос и совет народа о том, как и что строить в стране. И Царю оставалось поучиться у всех голосов, объединить все во благо всех и повелеть неукоснительно исполнять для общего блага народа то, за что он ответит перед Всеведущим Богом и собственной совестью. Применительно к нынешней ситуации это была наша первоначальная российская конституция, разработанная самим народом, но столь же отличная от конституций из-за морей, о которых наши Красные сотни разных оттенков бредят, как небо от земли. Это, наша конституция, наше царское самодержавие покоится не на верности Царю случайного партийного большинства, которое иногда меняется в соответствии с различными, иногда чисто случайными или искусственно созданными условиями, а на верности Божественному, вечному Закону, который является высшим и для Царя, и для народа, и для его народа.эхо – закон совести, который умирает только со смертью его носителя, человека”.

По национальному вопросу Владыка писал: “Мы [русские] не нарушали и не нарушаем ни один из подвластных нам народов; мы даем всем, как и прежде, свободу во всех делах жизни на основе общего закона, равного для всех, а также свободуисповедания своей родной веры для всех. Но мы хозяева страны, и мы хотим быть таковыми на самом деле, и поэтому никто не должен осмеливаться насмехаться над нами, или приобретать власть над нами, или посягать на наши высшие права. Тем более мы не должны позволять глумиться над достоинством нашего духовного богатства и самого важного наследия – православной веры и Самодержавного Царя… В прошлые времена грузины сами просили принять их в подчинение России; ибо они видели, что в противном случае они погибнут в междоусобной войне на Кавказе или будут захвачены своими соседями, турками или персами. И пусть другие народы нашего великого Королевства помнят, что если они отделятся от России, то погибнут, будучи захваченными своими очень сильными соседями, которые только этого и ждут. А какой силой обладают эти соседи, пусть поляки искренне описывают, вспоминая своих братьев в Германии. Особое слово о евреях: мы не приняли их на нашей земле и даже не победили их. Мы не можем и не будем предоставлять им равные права, в соответствии с пророческим словом предупреждения великого писателя земли Русской Ф.М. Достоевского: “Евреи уничтожат Россию”. Они не хотят пользоваться нашей терпимостью к ним среди нас – так что пусть идут, куда хотят:мы не будем задерживать их у ворот; и мы можем жить свободно и благополучно без них. Но если они останутся среди нас, они будут для нас как иностранцы, не имеющие права участвовать в строительстве народа и государства”.

В другом месте епископ Андроник писал: “Речь идет не о борьбе между двумя административными режимами, а о борьбе между верой и неверием, между христианством и антихристианством. Древний антихристианский заговор, начатый теми, кто яростно кричал Пилату об Иисусе Христе: “Распни Его, распни Его: кровь Его на нас и на детях наших”, продолжался в различных отделениях и тайных обществах. В 16 веке она влилась в особый тайный антихристианский орден тамплиеров, а в 18 веке стала более определенной в Иллюминатах, розенкрейцерах и, наконец, в масонстве слилась во всемирную еврейскую организацию. И теперь, набравшись сил до такой степени, что Франция полностью находится в руках масонов, оно – масонство – уже открыто вытесняет христианство из жизни там. В конце концов масонство изольется в одного человека беззакония, сына разрушения – Антихриста (II Фессалоникийцам 2). В этом заключается разгадка загадки наших самых последних свобод: их цель – уничтожение христианства на Руси. Вот почему то, что раньше было французским словом “либерал”, означавшим у масонов “щедрый” вкладчик в масонские цели, а затем получило значение “свободолюбивый” в вопросах веры, теперь уже открыто перешло к антихристианству. В этом заключается разгадка той упорной борьбы за контроль над школой, которая ведется в земстве и Государственной Думе: если либеральная тенденция получит контроль над школой, успех антихристианства гарантирован. В этом заключается разгадка загадки симпатии либералов ко всевозможным сектам в христианстве и нехристианских религиях. А сектанты не дремлют – теперь они принялись нападать на маленьких детей… А когда ваши дети вырастут и поступят в университет – там Милюков и ко. будет жонглировать фактами и обманывать их, уча их, что наука доказала происхождение человека от обезьяны. И они действительно превратят наших детей в зверей, с той лишь разницей, что обезьяна – смиренное и послушное животное, тогда как эти люди-звери будут гордыми, смелыми, жестокими и нечистыми….”

8 марта 1913 года владыка Андроник получил независимую Омскую кафедру, а его восхождение на Уральскую Голгофу началось 30 июля 1914 года с его назначения епископом Пермским и Соликамским. Тем летом великая княгиня Елизавета Федоровна совершила паломничество к мощам преподобного Симеона Верхотурского.

19 июля 1914 года, в праздник преподобного Серафима Саровского, началась Первая мировая война.

В августе Пермь услышала голос епископа Андроника: “Среди сегодняшних ужасных событий Господь повелел мне занять престол просветителя Перми святого Стефана. Там, на западе, уже собрались кроваво-красные тучи.. Да, эта война ужасна, она потребует много крови, много жертв. Но поистине это попущено Промыслом Божиим…

“Это великая милость Божия после всех тяжелых испытаний и унижений, которым подверглась наша Родина за последнее время. И это все наша вина, потому что мы добровольно отдали свои души в плен всякого рода иноземному импорту, как будто мы даже радовались тому, что стали настоящими европейцами и оставили позади нашу так называемую русскую отсталость. Теперь мы на горьком опыте видим, что эта внешняя дерзость на самом деле является полным варварством, моральным банкротством и духовным извращением”.

Владыка Андроник с апостольским рвением принялся за обустройство огромного региона с полуторамиллионным населением и 570 церквями и монастырями. В ноябре 1914 года он впервые посетил Белогорский монастырь, пещерную церковь и Серафимо-Алексеевский скит, расположенный рядом с монастырем. Скит был заветной мечтой некоторых молодых христианских душ. Она опубликовала несколько глубокомысленных брошюр о монашеской жизни и патриотическое издание “Голос долга”. Настоятель скита игумен Серафим опубликовал уникальную хронику 300-летия Дома Романовых.

Епископ усердно занимался миссионерской деятельностью, концертами церковной музыки, духовными беседами и патриотическими призывами к служению Отечеству. Особое внимание он уделил монастырям. Летом 1915 года он посетил Белогорский монастырь. Он отправился далеко за пределы Кунгура, чтобы освятить место для Шамарского миссионерского монастыря, который был основан в память о посещении провинции великой княгиней Елизаветой Федоровной. В июне совершил паломничество в Фаворскую пустынь. Там собрались тысячи верующих из Перми.

“Итак, возлюбленные, – сказал владыка своей пастве, – не сетуйте на скорби, как на страшное несчастье. Они смывают наши грехи, придавая дополнительную святость добродетели. Страшны не скорби, а беспечность, которая губит человека, даже когда он пребывает в покое”.

В 1916 году он отправился в штаб армии и 12 августа имел беседу с царем, в которой он предупредил его о Распутине – безрезультатно. Царю очень понравился подарок, который преподнес ему владыка, – пара солдатских сапог. (Пермская губерния снабдила армию сапогами.)

В 1917 году стал епископом Пермским и Кунгурским.

3 марта 1917 года, на следующий день после отречения царя, владыка Андроник пригласил видных граждан города на собрание в резиденции епископа. Владыка зачитал проект обращения, в котором призвал православных “с горячим и искренним усердием обратиться в молитве к Господу Богу… Мы будем умолять Его не оставлять нас надолго без Царя, как детей без матери”.

В 1917 году владыка стал одним из семи иерархов предсоборного Поместного Собора Русской Церкви в Москве. С 15/28 августа 1917 года и до окончания второй сессии 7/20 апреля 1918 года владыка Андроник принимал активное участие в работе Собора, являясь заместителем председателя секции по старообрядчеству и Единоверию, заместителем председателя издательской секции и президентом секции по правовым и имущественным цензам старообрядцев.духовенство. В декабре 1917 года он обратился к своей пастве в Перми с призывом твердо стоять на защите Церкви. 28 января 1918 года большевики Перми опубликовали декрет о свободе совести и отделении Церкви от государства. Таким образом, расхищение церковного имущества, имевшее место в 1917 году, было заменено “законной” конфискацией церковного имущества. 25 января владыка Андроник выступил с письменным обращением к православному народу во всех храмах и монастырях епархии с призывом защитить наследие Церкви от агрессоров и грабителей.

В феврале в Перми пролилась кровь безоружных защитников Веры. Под прикрытием пулеметов большевики разграбили подворье Белогорского монастыря, многих убив. 19 февраля / 4 марта епископ Андроник написал: “Пусть Господь упокоит и простит грехи, вольные и невольные, всем православным монахам и мирянам, убитым в городе Перми за Святую Веру и Церковь в Белогорском подворье. Да благословит Господь усердие всех тех, кто в то время твердо стоял за святыни Церкви, боясь только Бога, а не вражеских страхов. Пусть все православные христиане будут ободрены стоять [ревностно] за Святую Церковь, чтобы не позволить врагу нашего спасения [осквернить] наше святое наследие. [Всех] тех, кто восстает против Святой Церкви и издевается над ней и ее слугами, я проклинаю именем Божьим… Если они не покаются, то я отвергаю их, как врагов Церкви, от Святого Причастия и от надежды на вечное спасение. И если кто-либо из них тайно или путем обмана священника причастится, то это Причастие будет для него Иудой Искариотом на вечное осуждение. Это должно быть провозглашено во всех храмах города Перми и Мотовилихи “.

В конце второй сессии Собора, 24 апреля, владыка прибыл в Пермь. 12/25 апреля возведен Патриархом Тихоном в сан архиепископа. 16 апреля, в Великий четверг, в резиденции и канцелярии владыки чекисты провели обыск. Ожидая ареста в любой момент, владыка был удивительно спокоен. Он исповедовался и причащался Святых Тайн каждый день, и его никогда не покидало светлое настроение.

26 апреля / 9 мая в Перми состоялся грандиозный крестный ход в честь святого Стефана Пермского, во время которого архиепископ сначала зачитал послание Московского Собора по поводу декрета большевиков об отделении Церкви от государства, а затем поручил архидиакону предать анафеме “всех тех, ктокоторые посягают на храм Господень, пока не исправятся”.

27 апреля, в пятницу Светлой седмицы, великий князь Михаил Александрович был в старом Петропавловском соборе Перми. Он отметил в своем дневнике: “Архиепископ Андроник служил Пасхальную вечерню; он служил очень хорошо”. В ночь с 30 на 31 мая великий князь был схвачен властями и исчез.

28 апреля в консистории был проведен обыск и изъяты некоторые документы. В тот же день владыка написал Патриарху Тихону: “Пока я на свободе, но, вероятно, скоро буду арестован… В случае моего ареста я оставляю распоряжение о закрытии всех церквей города Перми. Пусть они посчитаются с самим народом”.

В течение мая большевики усиливали давление на архиепископа. 1 июня он дал письменное распоряжение своему викарию епископу Феофану вступить в управление епархией в случае его насильственной смерти. В три часа ночи 4 июня владыка Андроник был арестован. В ответ настоятели всех церквей Перми и Мотовилихи выполнили приказ своего архипастыря: “Я закрываю для богослужений все церкви Перми и Мотовилихи и запрещаю совершать какие-либо богослужения, кроме крещения и последних обрядов для умирающих”.

С ночи ареста владыки пермское духовенство объявило забастовку, и забастовка закончилась только 13 июня. Однако на следующее утро после смерти владыки, 7 июня, они были вынуждены вызвать его викарного епископа Феофана из Соликамска. Город буквально кипел. Православные христиане вышли на улицы, требуя освобождения архиепископа Андроника и проклиная большевиков. Организованные большевиками собрания обвиняли во всем духовенство, а большевистская пресса утверждала, что владыка призывал верующих стрелять в большевиков, и что он только пытался спасти свою шкуру.

Существуют разные версии мученической кончины владыки Андроника.

По одной из версий, владыка был арестован вооруженным отрядом из 1500 большевиков под руководством бывшего каторжника Мясникова, который окружил дом архипастыря. Большевики выкололи ему глаза и щеки, отрезали уши и нос, прежде чем провести его по улицам Перми. Затем он был похоронен заживо и расстрелян 7/20 июня 1918 года.

Согласно другому сообщению, владыку вывели на завод “Мотовилиха” на окраине Перми. После отказа от пищи его увели, как будто для работы в шахте. Согласно третьему сообщению, он был брошен в реку, чтобы утонуть.

Мясников писал в своих воспоминаниях: “На третью ночь [с 6 на 7 июня] мы проехали пять верст по Сибирскому тракту, свернули налево в лес, проехали около ста метров и остановили лошадей. Я дал Андронику лопату и приказал ему копать могилу. Андроник выкопал столько, сколько требовалось – мы ему помогли. Тогда я сказал: “Иди, ложись”. Могила оказалась короткой, он выкопал еще немного у своих ног и лег во второй раз. Оставалось еще немного, он выкопал еще немного – могила была готова. Я разрешил ему молиться. Андроник молился во всех направлениях около десяти минут. Затем он сказал, что готов. Я сказал, что не расстреляю его, а похороню заживо, если он не отменит свои указы, но он сказал, что не сделает этого и не воздержится от нападения на большевиков. Затем мы засыпали его землей, и я выстрелил несколько раз “.

Рассказ Мясникова более или менее согласуется с показаниями двух пермских чекистов Добеласа и Падерниса, оба латыши, и был подтвержден крещеным евреем, бывшим членом коммунистической партии, который стал священником и был расстрелян большевиками. По их словам, владыка Андроник был заживо похоронен и расстрелян у дороги из Перми в Мотовилиху (рабочий пригород) 7/20 июня.

В своих воспоминаниях Николай Жужгов утверждает, что лично арестовал как архиепископа Андроника, так и великого князя Михаила Романова.

Один из палачей архиепископа, Лашевич, однажды умирал в больнице в Харбине, Китай. Когда он беспокойно ворочался на своей кровати, было слышно, как он кричал: “Почему ты стоишь здесь, Андроник, чего ты хочешь? Я не хоронил тебя, мне приказали это сделать. Ты пришел за мной, не притесняй меня. Вы знаете, я не виноват”. И снова он говорил: “Андроник, кровь, Пермь… Не надо. Уходи! Не мучайте меня!”

Незадолго до своей смерти, 5 мая 1918 года, архиепископ Андроник сказал: “Возможно, меня уже не будет в этом мире, но я не лишен надежды и уверенности, что Россия воскреснет и вернется к Богу. Увещевай всех и примиряй озлобленных жизнью, вливай в них принципы светлой жизни по Евангелию Христову. Наша работа состоит в том, чтобы собирать стадо Христово … чтобы те, кто разочаровался во всякого рода вечеринках здесь, в Церкви и среди верующих, могли найти живой приют и хороший покой. Душа народа воскреснет – и тело его, наша здоровая государственность, тоже воскреснет. Да поможет нам Господь. Прости и помолись за грешного архиепископа Андроника, призывающего на тебя благословение Божие…”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *